Что может сделать школа, чтобы «поднять» русский язык?

26.05.2011

Сама по себе – ничего. Потому что программы прописываются сверху, учебники написаны зачастую заумным «научным » языком, и учитель – в лучшем случае интерпретатор научного текста, в худшем – надсмотрщик, требующий зубрежки правил.

Сочинения не пишутся самостоятельно, а скачиваются из Интернета, учебные предметы – каждый сам по себе, нет единых требований к языку, а примат тестирования как способа оценки усвоенности знаний, принятый ныне повсеместно, уничтожает грамотную речь как таковую.

А главное, изучение русского языка преимущественно сводится к изучению грамматических правил.

Это «врожденные» недостатки, и исправить их самостоятельно школа не в состоянии.

На уроках русского языка мы учим язык знать.

А языком нужно владеть. Это, как говорится, две большие разницы. Владеть языком – значит, уметь выразить мысль не одним, а несколькими разными способами, в зависимости от ситуации и цели.

К 4 классу обычно ученики знают основы грамматики и правописания. А дальше начинается повторение уже изученного и добавляются все новые орфографические правила. Их количество в представлении детей бесконечно. И самое печальное, что они не уложены в систему, они раздроблены; требуется просто запомнить правило, а не проанализировать, сопоставить с другими. А ведь многие правила основываются на одном принципе.

Программа изучения русского больна «орфографией». Но так ли уж она нужна сегодня, эта орфография? Изобретение печатной машинки убило каллиграфию, компьютер подорвал позиции правописания. Зачем учить наизусть правила, если компьютер легко исправит ошибки.

Он подскажет даже, куда ставить запятые. Но вот чего он не сможет сделать, так это создать текст, подобрать слова с максимально точным значением и связать их так, чтобы получились изящные, легкие, но предельно насыщенные информацией предложения.

Вот именно этому и должна учить школа на уроках русского языка.

Что для этого надо?

Надо № 1. Пересмотреть программу, скомпоновав раздробленные правила в системные блоки, оформить эти блоки графически, чтобы не надо было учить правила наизусть, но в любую минуту можно было бы свериться с блок-схемой (вся орфография легко укладывается в 13 блоков). После «проработки» такой схемы достаточно одного взгляда на нее, чтобы восстановить всю информацию.

Надо № 2. Именно на уроках родного языка дать основы языкознания – понятие языковой системы (не только русского, но любого языка). Ибо язык – это система языковых единиц и система правил их образования, изменения, соединения и функционирования (то есть система грамматики). И если понятия единиц языка – звуков, частей слова, частей речи, предложений, практически одинаковы для всех языков, то правила грамматики у каждого из языков свои. Я как-то попросила учеников 11 класса написать русские названия частей речи и – рядом – их эквиваленты на английском, который они изучали пять лет. Думаете, справились?

Потому что русский – сам по себе, английский – сам по себе. Да что там ученики! Немолодая преподавательница французского языка, когда я попросила ее объяснить значение какой-то французской приставки, долго не могла понять, чего я хочу: во французском приставок нет. Для нее было открытием, что префикс и приставка – это одно и то же.

50% одиннадцатиклассников не видят разницы между частями речи и членами предложения. А зачем им это нужно? Выучили – и благополучно забыли.

А ведь эта разница – основа создания предложений. Беда в том, что собственных предложений ученики практически не создают: нет времени.

Надо № 3. На уроках в среднем звене освободившееся время (а оно обязательно освободится, поскольку учить правила и проверять, как они выучены, нет необходимости) надо работать над предложениями: анализировать их строение, создавать свои и лучше всего превратить эту работу в игру. Потому что игра – это интересно. И домашнее задание – не переписать упражнение и вставить в дырки нужные буквы, а создать свой мини-текст (2-3 предложения) на предложенную тему, употребив в нем слова-примеры к тому или иному правилу, с заданными синтаксическим конструкциями. А еще лучше, если эти мини-тексты будут связаны с тем, что «проходят» ученики на других уроках – биологии, географии, истории, математики.

Надо № 4. Скоординировать работу предметников так, чтобы они всячески поощряли грамотно построенный ответ, обязательно давали письменные задания (пусть небольшие по объему), и оценки за такие задания должны быть выставлены в журнал еще и на страничке «русский язык». То есть необходимо создать мотивацию для применения грамотной русской речи.

Кстати, в многажды хаянном «Гарри Поттере» есть очень здравые мысли по организации обучения. В практике школы Хогвардс сочинения были очень даже в ходу – по каждому предмету.

Надо № 5. В старших классах русский язык – это не повторение орфографии и пунктуации и не подготовка к ЕГЭ, это стилистика, которая учит компоновать логичный, органично связанный текст. Преподавание стилистики можно и нужно связать с программой по литературе, делая акцент на стилистику авторскую. Но главное – стилистика практическая, начиная от изложения одного и того же события в разных стилях, до умения пользоваться тропами и стилистическими фигурами для усиления воздействия на читателя или слушателя.

Не кажется ли вам, что сегодня преподавание русского языка в определенной мере напоминает программу профессора Амбридж по защите от темных искусств, безумно скучную, теоретическую, вызывающую отвращение, но одобренную министерством. Кстати, вы не помните, зачем Министерству Магии было нужно, чтобы насущно необходимый предмет преподавался именно так? Ассоциации не возникают?

20.11.2013
В истории отечественной авиации было много талантливых личностей, изобретения и разработки которых навсегда перевернули самолетостроение не только в странах постсоветского пространства, но и во всем...
28.10.2013
В далеком 1948 году, 28 октября, была создана первая отечественная вертолетная эскадрилья, положившая начало военной авиации как таковой. С тех пор этот день является праздничным для всех тех, кто...